Принудительная феминизация история

 

Они поженились, когда ему было всего 18 лет, а ей 32. Он был хрупким, нежным, приятным парнем, тогда как у ней, многое повидавшей в своей жизни, поимевшей несколько женихов, к 32 годам сформировались жёсткие, властные черты характера, можно сказать она представляла из себя барышню-хозяйку, которой в качестве может быть разнообразия, может прихоти, понадобился совсем юный жених.

И в первую же брачную ночь 

и во время свадьбы их разница в возрасте и чертах поведения явно проявилась. Невеста была как обычно в красивом белом свадебном платье, а жених в костюме. Все гости конечно же не могли равнодушно относится к такой большой разнице в возрасте и социальном положении, что было видно по косым взглядам и усмешкам собравшихся людей. Она годилась ему в мамы, а он словно был её послушным ребеночком. Первый раз в постели он был очень взволнован и робок, тогда как она чувствовала себя королевой, для которой партнер был не более, чем услаждающим её слугой. Она задрала длинный подол свадебного платья вверх, обнажив абсолютно сводящий с ума вид облаченых в великолепные белые чулки ножек и пухлой задницы без трусиков, (она их даже не одевала под свадебное платье!) и облакотившись на подоконник, встав задом к Саше(так звали жениха) властным голосом приказала трахать её. И надо представить эту картину, когда ещё можно сказать мальчик, подходит сзади к зрелой женщине и взяв её за бедра начинает робко совершать колебательные движения, вводя член прямо в просящий его зад. Тогда как сцена происходит возле окна и любой прохожий на улице обратив взгляд на окно первого этажа может увидеть трясущихся от сексуального акта, склоненную женщину в свадебном платье, и возвышающегося над ней молодого человек с лицом, будто он делает что-то непозволительное.

Началась их семейная жизнь. Она работала в престижной фирме и зарабатывала неплохие деньги, в то время как он не работал нигде, и даже бросил учебу, рассчитывая на деньги жены. Из-за этого он ещё больше укоренился в роли слабого и висящего на чужой шее мальчика, что в какой-то степени устраивало жену Ольгу. Она поручала ему всю домашнюю работу, которая больше свойственна прислуга, чем мужчине, хотя какой же он был мужчина? Ему приходилось мыть полы, драить стены, стирать, мыть посуду, наводить порядок, и он всё больше приобретал не свойственные мужчинам черты. Перестал удовлетворять Ольгу в постели, вместо разнообразных классических сексуальных поз, предпочитая либо «доминирующая женщина сверху», либо, словно младенец, припадал губами к её большим и красивым грудям.
Постепенно стала всё чётче вырисовываться картина его слабости и женственности, на фоне её безраздельной властности, что однажды, по обычаю давая Саше задание уборки по дому на день, Ольга сказала:
— И ещё, ты должен носить, подобающую тебе одежду, вместо этих штанов и майки. Я тебе купила кое-что.
Она вытащила из шкафа пакет с бельём и велела Саше взять что там есть и примерить. Достав от туда белоснежное женское нижнее бельё, Саша впал в состояние шока, хотя он не мог не понимать, что ничего нелогичного в том, что он должен это одеть, нет, так как в его сознании роль нежного, беззащитного мальчика (тогда как в 19 лет давно пора выходить из мальчика) плотно укрепилась. Поэтому ее слабые возражения в виде «Как же так, и ЭТО мне одеть??», быстро пресеклись её властным голосом:
— Одевай, раз из тебя не получилось настоящего мужчины, я сделаю из тебя настоящую женщину!
Сначала Саше пришлось снять с себя всю старую одежду. Когда это произошло, пришел черед вещей из пакета. Он никогда раньше не одевал чулки, поэтому Ольге пришлось подсказать, что сначала их нужно закосать рукой и только потом плавным движением вдоль ноги должным образом натянуть. Это получилось у Саши довольно быстро и вот уже его ноги преобразились, и стали по настоящему женственными ножками. Чулки были тонкие, облегающие, белого цвета с узорчатой вышивкой у основания. Но к ним прилагался ещё и женский пояс, о чём незамедлительно сообщила Ольга, так как без подтяжек чулки держались плохо. Пояс был воплощением женственности! Его многочисленные цветочные кружева просто сводили с ума и делали его обладателя/обладательницу настоящей красавицей. Когда Саша уже стоял перед Ольгой в поясе и чулках, её глаза светились от страсти и наслаждения. А Саша был просто сметен и подавлен таким неожиданным поворотом событий, кто бы мог подумать, он превращается в женщину! Но от этого у него возникло сильное возбуждение, такое, что его член больше не мог оставаться маленьким.
— Продолжай, служанка должна быть одета не только в чулки и пояс!
И Саша надел сначала сексуальный, женственный бюстгалтер, Ольга помогла застегнуть сзади, потом пришел черёд платья. Оно было таким же белоснежным как и все остальное, и длина его в ногах была очень короткой, платье заканчивалось чуть ниже полового органа, т.е. цветочный рисунок на чулках и подтяжки были хорошо видны. Да и других вещей платье собой не закрывало, потому что оно было частично прозрачным.
Теперь Саша стал выглядеть как настоящая девушка, домработница. Ольга была довольной, и приказала отныне всегда носить женскую одежду.
По началу Саша был очень взволнован, он никак не мог привыкнуть к девичей одежде. Но тем не менее в ней он наконец почувствовал себя на своём месте, его женские черты стали проявляться более интенсивно, когда он изо дня в день одевался в форму женщины-служанки и совершал всё что от него требовала хозяйка Ольга. Доставляло удовольствие ползание на корячках во время мытья полов, словно шлюха просящая в попку член. Изменилась походка при ходьбе по квартире, ноги в таких сексуальных чулках просто не могли двигаться иначе — они совершали изящные женственные движения, в которых участвовала, ставшая женственной, задница. Частенько Саша крутился перед зеркалом всё больше привыкая к своему новому положению. Он видел в зеркале настоящую женщину в прекрасном платье, которой он теперь был. А Ольга стала для него кем-то вроде повелительницы, он был готов делать всё, что она скажет, хотя карательных мер за непослушение пока не испытывал.
Когда Ольга приходила с работы, она первым дела проверяла всю сделанную Сашей работу по дому и если находила какие-то недочеты громко кричала на Сашу, заставляя выполнить как она просит. И Саша, испугавшись, незамедлительно начинал выполнять приказание, по-женски суетясь. За хорошее послушание он получал награду — Ольга снимала с себя халат, под которым было сногсшибательное нижнее бельё — черные трусики, чулки, подвязанные к чёрному кружевному корсету, под прозрачной тканью которого были открыто видны её большие великолепные груди. Ольга приспускала корсет, полностью открывая груди, и позволяла Саше их сосать и всячески ласкать. Позволяла потому, что Саша сам набрасывался на Ольгину грудь, словно ждал этого момента с самого утра. Сосал он их, как грудной ребенок, и Ольга даже начинала подумывать о том, чтобы купить для Саши коляску и соску, в качестве заменителя, когда её не будет дома.
Сексом занимались они теперь по другому — не смотря на то, что Ольге тоже хотелось свою порцию члена в попку или влагалище, она всерьез взялась за Сашу, купив для него (или уже для нее) искуственный член, которые любят служанки, и смазку. Как не печально, но Саша стала женщиной во всех смыслах. Её трахала Ольга, его жена (!), а он отдавался ей без остатка, словно беспомощная шлюха, подтверждая своё полное перевоплощение. По началу, Саша даже плакал, когда Ольга вводила в его пухлую женскую попку искуственный член, и с каждым толчком пискляво постанывал мелодию, напоминающую колыбельную песенку. А когда Саша брал член в рот, его сочные красные губы (Ольга поручила ко всему прочему наводить Саше косметику) делали всё так искусно и страстно, что Ольга словно ощущала этот член частью своего тела, а себя настоящим мужчиной перед которым склонилась беспомощная женщина. И завершалось всё, когда Ольга помогала кончить Саше, мастурбируя его разбухший член. Теперь каждый вечер Саша отдавался Ольге в её спальне, на великолепной розовой кровати, становясь постепенно настоящей женщиной. Роли поменялись, и теперь Ольга была мужем Саши, и она покупала для него всё необходимое женщине, — часто в гардеропе Саши оказывались всё новые и новые платья, колготки, чулки, бюйсгалтеры и прочие девичьи пренадлежности, которые Саша носил, как видела Ольга, с большим энтуазиазмом и страстью, каждый день одевая новый наряд.
Однажды, в этот день Саша был в красивых розовых панталонах, одетых повер белых чулок и белом, очень женственном платье, похожим на свадебное, но очень коротком снизу, Ольга пришла домой не одна. С ней был мужчина, по видимому её кавалер. По его озорному взгляду было понятно, что он знает, что девушка перед ним вовсе не девушка. Ольга сказала:
— Знакомся Юрий, это Саша, моя невеста.
Саша сразу засмущался и побежал в свою комнату.
— Стесняется, он не привык общаться мужчинами. Но ничё, ты, Юрий, будь с ним посмелее.
Юрий настиг Сашу, когда тот стоял в своей комнате задом к нему, и крепко схватил за туловище. Тот вырывался, но это не помешало Юрию страстно освобождать Сашу от мешающей одежки. Главным образом, доступ к заду преграждали панталоны, которые были вскоре приспущены Юрием, а Ольга помогла задрать кверху часть платья. И вот уже плотно держа с двух сторон за руки и за ноги, поставив Сашу в стойку на четвереньки, Юрий медленно вводил свой пенис в открывшуюся сзади дырочку. А Саша начал плакать от столь неожиданного поворота событий. Обычно, когда он плачет Ольга даёт ему в рот свою титю, или сосочку, вот и сейчас в то время как Юрий беспощадно имел Сашу сзади, Ольга подошла спереди, сунув Саше в рот сосок груди, и тот смачно принялся сосать. Но грудь постоянно выскакивала изо рта из-за тряски, которая возникала от смачных шлепков Юрия, трахающего Сашу. Но постепенно Саша успокаивался и плакать перестал. Тогда положение поменяли. Ольга надела дилдо (искуственный член), и встала на место Юрия, в то время как раздухорившийся Юрий подошел спереди и сунул в рот Саше теперь уже не титю, а свой большой упругий член. Саше впервые довелось сосать настоящий член, поэтому вначале было очень волнительно, но в процессе он вошел в роль вседоступной шлюхи, которую уже имеют в две дырочки — задницу и рот. И вот уже пришел черед Юрию спускать на лицо Саши потоки спермы, которые расплескались с большой скоростью и напором, запачкав всё лицо.
Да… Теперь уже по настоящему лишился девственности, с реальным мужиком. Он просто на глазах приобретал всё больше женственных качеств, изменилась походка, манеры поведения, интересы, взгляды на жизнь, даже голос трансформировался в девичий. В прочем, не малая заслуга в этом была Ольги, так как она подмешивала в пищу специальные вещества, стимулирующие женственность. Так или иначе, теперь, узнать о том, что эта барышня в платье на самом деле мужчина, можно было по двум признакам — наличие половой член, и отсутствие грудей. Один из этих признаков однажды взялась устранять Ольга, дела касается конечно же грудей.
— Привет Саша, я тебе купила кое что!
— Правда? То что я просил, черные колготки в сеточку и тоненькие трусики?
— Нет, это в следующий раз. А сейчас оголи всю верхнюю часть и повернись ко мне задом, я сделаю тебе сюрприз!
Саша сделал это и встал спиной, ожидая что же будет дальше. Вдруг он почувствовал как Ольга что-то надевает на его грудь, подумав что это бюстгалтер. Действительно сзади были застежки как у бюстгалтара, но спереди..
— Ой! — от неожиданности пискнул Саша, когда опустил глаза вниз и увидел на своей когда-то плоской груди великолепнейшие женские искуственные груди, выглядящие настолько реально, что у Саши закружлась голова, — боже мой! Какое счастье, они просто прелесть!
Да, грудь состояла из специального материала, благодаря которому достигалась плавное и равномерное слияние её с телом, что делало грудь действительно частью тела. А по форме она была очень сексуальной, хорошо подтянута, выпукла, с прекрасными сосочками. И Саша с такой грудью был просто загляденье.
— Ах ты моя девочка! Да тебя не узнать теперь! — восхищалась Ольга.
В тот день Саша долго крутился перед зеркалом и никак не хотел закрывать грудь бюстгалтером или чем-то ещё, настолько был рад своему новому атрибуту. День закончился тем, что Ольга как обычно оттрахала Сашу в своей спальне, но у них обоих были совершенно новые ощущения, возникшие благодаря сашиной груди. Ольга всячески тискала новенькие груди, когда ебала сзади плотно сжимала их руками, а Саша словно чувствовал их и как с ними обращаются. То посасут, то плотно сожмут. Шик!
А на следующий день, это был выходной, они вместе собрались идти в парихмахерскую. Саша оделся в белые чулки, пояс, без трусиков, наконец ему пришлось на грудь нацепить бюсгалтер и в довершении ко всему красивое светлое платье. Саша редко выходил из дома, и находясь на улице всегда боялся чтоб его не узнали, но его опасения были напрасны — кто может в красивой девушке распознать мужчину? И вот они с Ольгой неторопливо шли в здание парихмахерской, Саше на высоких каблуках было не очень удобно, но красота стоила жертв. Дойдя до места назначения, Саша слегка замешкался увидя надпись на кабинете «Интимный салон», он ещё не знал что ему будут делать, но Ольга сказала только, что всё что надо, то и сделают. Нерешительного Сашу буквально силой Ольга пропихнула в кабинет, в котором их сразу встретила невероятной сексуальности женщина, она была почти голая — чёрные чулки с поясом, прозрачные трусики и всё! Груди были полностью обнажены! Было настолько необычно увидеть вот так вот средь бела дня в общественном помещении обнаженную женщину, что от возбуждения у Саша закружилась голова. Но его быстро усадили в кресло.Откуда-то вышли ещё две женщины в такой же «одежде», о чем Саша узнал, увидев их в зеркале перед собой. Груди и ножки у них были не менее сексуальные, чем у главной работницы.
— Это ваш муж? — спросила «парихмахер». Они уже все знали.
— Да. Его зовут Саша. Сделайте его настоящей красавицей!
Следующие 30 минут они все втроем работали над сашиным личиком, тщательно наводя косметику, крася губы темной, сочной помадой, нанося туш на ресницы, пудря щеки… Затем, когда лицо стало словно у девочки-куколки, пришло время взяться за прическу. Длинные светлые волосы были неплохим началом для создания чисто женской причёски. Волосы заплели в кудри и прическа стала самой что ни на есть женственной. Пышная, кудрявая, акуратно уложенная шевелюра. Аля барышня-принцесса. Саша решил, что уже всё, привстал, собираясь уходить, но его сразу посадили на место.
— Мы ещё не брались за самое главное!
И тут его заставили раздеться, пригрозив за непослушание здесь же на месте оттрахать искусственными членами. Саша снял платье, бюсгалтер, под которым была такая настоящая грудь, что парикмахеры засомневались, что это мужчина. Но после того как увидели под белыми ажурными трусиками комок стоящего члена, сомнения улетучились.
— Трусики тоже снимай. Чулки не надо, в них ты выглядишь превосходно.
Сняв трусики взору всех стоящих перед ним женщин предстал твёрдый, возбужденный член, что сразу вызвало усмешки на лицах.
— А теперь дорогая ты наша Саша, ложитесь пожалуйста на эту кушетку, — сказала одна из помошниц, у которой, как казалось Саше, были самые красивые груди, и не из-за размера, а из-за некой подтянутости и идеальности формы. Чулки же и пояс у всех были абсолютно одинаковые, черного цвета, с цветочным рисунком сверху, слегка большим по длине чем обычно. Саша лежал на кушетке, а внимание женщин перешло на его половой член. Он чувствовал как с ним что-то делают, то расчесыывают, то шебуршат руками волосики, переговариваясь о форме прическе, которую следует сделать. Всё стало ясно, здесь делают прически не только на голове.
Повозившись около 10 минут, они известили об окончании работы и велели Саши взглянуть на прическу. Увидя вместо привычно лохматой растительности там настоящее произведение искусства, Саша был шокирован. Волосики были очень равномерно уложены в форме сердечка, симметричность полнейшая, длина каждого волосика был почти одинаковой, по краям заплетены кудри — прическа придавало невообразимую женственность мужскому органу. Она так поразила Сашу, что тот не смог долго на неё смотреть, вместо этого вновь лег на кушетку, словно предоставив право любоваться четырем женщинам стоящим перед ним. Лежать как тряпка Саше долго не пришлось. Через какое-то время, кто-то потянул на себя его обмягшие ноги в чулках, согнув их в коленях и приблизив к краю кушетки Сашину дырочку, беспощадно вошёл туда чем-то большим и упругим. (Саша лежал на спине и поза была «женщина лежа на спине») Подняв вялый взгляд, он различил возвышающуюся над ним главную парихмахерскую со страстным, властным взором и сексуально тресущимися, в такт траханья, большими грудями. Его имели в попу, имели прямо здесь, в общественном учереждении. Иногда в кабинет заглядывали люди, с чем ещё можно было мириться, когда тебе наводят косметику или прическу, но когда трахают!!… И он вторым зрением видел как иногда открывалась входная дверь и обалдевшие от такого зрелища посетители не желали уходить. Таким образом спустя минут 10 в кабинете набралась толпа из человек 15 посторонних людей. Они все стояли рядом с Сашей, видя естественно, что это мужчина, и обсуждая это вслух. Какая же он шлюха, это ж надо так! Со всех сторон его трогали, ласкали. Несколько мужчин уже сняли штаны и попеременно стали совать в сашин рот свои члены. Кто-то смеялся, кто-то качал головой присвистывая, кто-то просто наслаждался, пребывая в оцепенении от такого зрелища.
Саша был шлюхом. Он страстно обслуживал все поступающие ему в рот члены, а женщины менялись, имея его в задницу. Потом иметь в задницу его начинали уже мужчины, и пошла, завертелась круговерть. Это был больше не мужчина, всё мужское после этого случая окончательно ушло.