Страпон со зрелыми

Со Светой мы были знакомы больше 10 лет. Начиналось всё, как обычно, мы были друзьями, которые занимаются сексом: оральным прежде всего, вагинальным, но постепенно мы перешли и к другим интересным вариантам. На момент этих вариантов ей было 44 года, а мне 43. Света умная и весьма привлекательная женщина, блондинка, грудь 3 номер, стройная, глаза голубые. Юморная и очень ответственная, хороший и надежный друг и любовник. Я тоже ничего себе, нормального телосложения, высокий с темными вьющимися волосами. У меня хоть и небольшой 17 см, но толстый, красивый член с крупной правильной формы головкой.

И вот однажды в бане после очередных взаимных оральных лас, кунилингуса и минета, она предложила мне развернуться на живот и встать перед ней раком. Она сказала, что ей хочется посмотреть, как я стою перед ней, как свисают мои член и яйца, ей этого давно хочется. Мне стало очень интересно это довольно необычное желание и я, конечно, сделал это. Я встал раком, сильно прогнувшись и уперевшись лицом и грудью в кушетку, которой была оснащена наша баня, и максимально развернул бедра, чтобы было отчетливо виден мой анус. Света взяла меня за яйца сзади и стала слегка подрачивать член, постепенно возбуждая меня. Затем через пару минут я почувствовал, что она лижет мой анус. Это было восхитительно! Она лизала сильнее и сильнее, подрачивая член и оттягивая яйца. Через несколько минут этой ласки я бурно кончил ей в руку и развернулся опять на спину. Она обсосала мой член и спросила, понравилось ли мне? Конечно! — ответил я. — И я не против еще и еще! Это просто восхитительно, Светочка!

Ну что же, — сказала она, — тогда будешь принимать от меня и страпон в свой зад. Я хочу тебя сношать, как женщину, в зад. — Ты же знаешь, у меня иногда были лесбийские связи, я тебе как-то рассказывала, помнишь? И еще я хочу, чтобы ты надевал при этом чулки! Ты как, малыш? Согласен?

Я, конечно, согласился… вскоре мы купили несколько разных страпонов и фаллоимитаторов в сексшопе, анальную смазку, а потом еще несколько пар чулок разного цвета.

И вот Света стала меня ебать. Она ебала меня всякий раз, когда представлялся такой случай, не упускала момента, она ебала меня у себя дома, на природе во время нашего отдыха, даже как-то в машине… Она кончала на мне, а я кончал под ней. Периодически она еще лизала мне яйца широкими мазками, как собака, и сосала член до окончания ей в рот. Я также иногда продолжал ебать ее в рот глубоко, насаживая ее красивую головку и ротик на член до яиц и делая судорожные сильные движения… Она закатывала глаза и, постанывая, принимала член, мастурбировала и кончала часто вместе со мной. Сперму она размазывала себе по лицу, поскольку считала это идеальной смазкой и кремом.

Но наши страпон-отношения развивались… Она страпонила меня уже довольно крупным страпоном без ремешков, от которого всегда сама кончала на мне по нескольку раз. Затем она стала делать фотографии на свой телефон того, как я стою перед ней раком, раздвинув ляжки и разведя ягодицы, как она вставляет страпон, как сношает, как я кончаю. Правда, она делала их так, чтобы не было видно моего лица, а было видно все остальное.

Однажды она сказала, что не выдержала и случайно в порыве откровенности показала эти фото своей старой лесбийской подруге Зине. Зинаида Михайловна была старше Светы на 5 лет, небольшого роста, с темными волосами и темными глазами. Мы иногда встречались с ней по делам, но не отдыхали вместе ни разу, хотя у них со Светой несколько лет назад был роман, длившийся около месяца. Зинаида Михайловна следила за собой и за своей фигурой, занималась спортом, ходила на лыжах, активно загорала и была замужем.

Света сказала, что Зинаида Михайловна внимательно рассмотрела фотографии и все-таки узнала меня на них. После чего заявила, что непременно хочет, и уже давно и сильно хочет, также отъебать меня раком и желательно в присутствии своей старой подруги — Светы. Дескать, она меня очень уважает как человека, я ей нравлюсь, как мужчина, она испытывает ко мне сильную симпатию, а теперь она хочет, чтобы я стоял перед ней в чулках раком и кончал под ней, как под Светой.

Мы решили, что Зинаиду надо пригласить в гости и сделать так, как она хочет, иначе она придаст огласке характер наших отношений, а это могло повредить по работе.

Света предупредила меня, что Зина очень любит, когда ей делают качественный кунилингус и еще всегда при этом — ануслинг, сильный ануслинг с проникновением языка в анус. И что она кончает не часто, но бурно со стонами и даже криками.

Уже на следующий день Зинаида Михайловна сидела с нами за столом у Светы в квартире, и мы пили вино. Мы поначалу разговаривали на отвлеченные темы, а затем она спросила меня в упор, долго ли я буду сидеть перед ней одетым? Или я не знаю, зачем она пришла? При этом она улыбнулась и потрепала меня по щеке.

Я не стал тянуть с ответом и встал прямо перед ней, перед её лицом и спустил на пол джинсы и трусы. Света сидела рядом, молчала и не вмешивалась, с интересом наблюдая за началом наших с Зиной отношений.

Зинаида сначала внимательно посмотрела на мой член, на волосы на лобке, а затем взяла меня одной рукой за член, другой под яйца и начала нежно массировать их. Сама она была полностью одета. Я и так был возбужден ожиданием, а тут такая изящная ласка от малознакомого человека, зрелой женщины… Через пару минут мой член уже стоял торчком, а попа стала чувствовать приближение любимой игры. Перед приходом Зинаиды Михайловны я специально принял душ и Света сделала мне хорошую клизму, как всегда, так что времени на это можно было не терять.

Зинаида снизу подтянулась одной рукой к моему анусу и ввела в него палец, другой рукой продолжая дрочить член. При этом она смотрела мне прямо в глаза. Это было просто божественно!

Но тут уже и Света вмешалась, видя нашу взаимную симпатию с Зиной. Она подошла ко мне сзади и нагнула меня, заставив встать на колени. Я опустился перед Зинаидой Михайловной и двумя руками медленно задрал ей юбку до пояса, а затем спустил вниз колготки и трусики. Она молча смотрела на меня, не мигая, и ждала. Я раздвинул ей бедра и сначала медленно, а потом ускоряясь стал лизать её волосатую темную пизду, по которой было видно, что ею пользовались много и многие. Пизда была действительно волосатой, но Света предупреждала меня, что Зина предпочитает именно так — чтобы ей лизали всё, в том числе и через волосы, что она считает это идеальным отлизом. Да мне и так нравилось лизать волосатые вагины, я настаивал, чтобы и Света никогда не сбривала полностью волосы на лобке, так что и в случае с Зиной ничего неожиданного не было, наоборот, всё было, как надо, ожидаемо и сексуально.

Тем временем Света смазала мне анус и ввела в него страпон, привстав надо мной на полусогнутых ногах. Она сразу размашисто стала ебать меня, тем самым ускоряя мой куннилингус Зинаиде Михайловне, которой все это, похоже, уже весьма нравилось! Её пизда отвечала на мои ласки, двигалась вместе с моими губами и языком, а язык мой глубоко проникал ей во влагалище и двигался уже очень быстро. Она держала меня руками за голову и прижимала все сильнее и сильнее… Так длилось несколько минут, но потом Света стала уставать стоять в неудобной позе и попросила нас переместиться на широкий диван.

Зинаида Михайловна быстро разделась и встала на диване раком, я также разделся и тоже встал раком, раздвинув Зинаиде ягодицы и впившись губами в ее анус. Анус был чистым, темного цвета, видно было, что Зинаида Михайловна любила анальный секс и, видимо, знала в нем толк. Теперь и Свете было гораздо удобнее, и она продолжили меня неистово ебать страпоном, а вскоре я почувствовал, что она вскоре кончит.

Зинаида постанывала и слегка крутила бедрами, чтобы я вылизывал ей не только анус, но и половые губы, что я и делал, периодически втыкаясь в них под сильными толчками Светы. Наконец они обе кончили почти одновременно, а вслед за ними и я, спустив сперму на покрывало.
Затем мы немного расслабились, отдохнули и еще выпили вина… Света игриво спросила Зину, понравилось ли ей? Всем ли она довольна или надо что-то еще?

Зинаида смотрела на меня и молчала, мне всё говорил ее взгляд, она смотрела на меня, как на блядь и шлюху, но желанную шлюху!

Я не стал откладывать, тем более, мы отдыхали уже минут сорок, и, повинуясь ее взгляду, я снова встал раком на диване, но уже для нее, раздвинул ляжки и бедра как можно шире и стал ждать ее. Света прилегла передо мной, развела ножки и подставила пизду для вылизывания. Я опять стал лизать и обсасывать возбужденную светину вагину. Зинаида сказала: « А вот теперь будет сюрприз! Большой в прямом смысле, потому что маленькие сюрпризы не в моем вкусе!»

И вот наконец я почувствовал, как Зинаида Михайловна аккуратно вставила огромный страпон в мой зад и ввела его постепенно полностью. Я застонал, но Зина взяла меня за яйца и сильно сжала их, сказав при этом, что для такой девки, как я, это самое то, что нужно! Это был ее страпон, и он был такого размера, каким мы со Светой еще никогда не пользовались. Но мой анус уже был разгорячен и в какой-то мере раздолбан Светой, и принял этот инструмент, хотя и с трудом и некоторой болью… Я почувствовал, что страпон заходит в меня, словно огромный член жеребца, заполняя меня всего, проникая всё глубже и глубже, и это было невероятно сексуальное ощущение!

Зинаида постепенно стала ебать меня сильными фрикциями с полным проникновением на всю длину и нисколько не заботясь, в отличие от Светы, о моих ощущениях… она ебала исключительно для себя! она ебала анальную шлюху, и ей было все равно, что чувствует эта шлюха, она может стонать, просить пощады или наоборот, насаживаться на искусственный хуй сама, но ебля не будет прекращена, пока Зина этого не захочет.

Это поняла и Света, и от этого, видимо, возбудилась еще сильнее и стала часто мелко кончать и даже, чего не было раньше, орошать мой рот и губы небольшими струйками мочи.

Зинаида ебала что есть мочи! Я уже стал чувствовать себя одной разъебанной дырой, когда она, наконец, бурно кончила. Некоторое время она держала еще страпон полностью во мне, пока приходила в себя, а потом очень медленно его вытянула. И вот от этого медленного вытягивания я кончил с такой силой, что в глазах у меня всё помутилось… Мы все отдыхали, все были удовлетворены, нам было по-настоящему хорошо…

Зинаида спросила меня, а вылизывал ли я сперму из влагалища? И вообще имел ли я дело с настоящим членом? Я ответил, что нет, не имел, да и не хотел бы, а вот сперму, пожалуй, вылизал бы с удовольствием. Это отлично! — ответила Зина, — это моя мечта — отлиз спермы из моего влагалища, и мы это должны осуществить!

Когда мы прощались, Зинаида сказала, что в следующий раз она пригласит или еще одну свою подругу Юлию Анатольевну или же ее и её мужа-бисексуала с хорошим членом.

Зинаида сказала, что хочет посмотреть, как меня будут ебать настоящим членом в присутствии зрелых женщин и что она очень надеется, что мы со Светой возражать не будем. Это будет развитием наших отношений. И чтобы я готовился к вылизыванию спермы из влагалищ…

Она поцеловала меня в губы на прощанье и похлопала Свету по щеке.

Мы были несколько ошеломлены, но подумали, что лучше не возражать, поскольку у Зинаиды Михайловны были все возможности заставить нас делать то, что ей захочется.

Оставалось ждать.

Часть 2: Подъезд

Через два дня вечером, в 6 часов, нам позвонили. Света побежала открывать дверь. И в квартиру вошли Зинаида Михайловна и еще одна женщина. Мужчин с ними не было, слава богу, они были вдвоем.

— Ну вот, я привела к вам Юлию Анатольевну, как и обещала! — весело сказала Зинаида.

— А её муж? — спросила Света, — его не будет?

— Нет-нет, сегодня Сергей Александрович занят, у него совет директоров, — ответила уже сама Юлия Анатольевна и улыбнулась.

Юлия Анатольевна была женщиной безусловно эффектной: платиновые волосы до плеч, загорелое лицо, высокий рост и длинные, откровенно длинные ноги при относительно широких бедрах, серые глаза, тонкие вычурные губы… она производила сразу впечатление серьезной дамы! Возраст выдавали шея и кисти рук. Она была одета очень просто: белые брюки, легкая цветная рубашечка и отсутствие лифчика, что было сразу видно. Впрочем, лифчик ей и был, наверное, ни к чему, поскольку грудь у Юлии Анатольевны как таковая почти отсутствовала, или, как говорят, была мальчишеской, только темные сосочки смачно выпячивались из-под тонкого хлопка. Короче говоря, выглядела она великолепно, а если учесть милую белозубую улыбку, то была попросту неотразима.

Зинаида Михайловна сегодня тоже была на высоте: юбка выше колен, ослепительно белая блузка под изящным легким пиджачком Diezel, и при этом, что удивительно, легкие белые кроссовки. В общем, Зинаида не ударила лицом в грязь. Она была без колготок по летнему времени, но ножки у нее были настолько загорелые, что колготки только бы повредили ей.

Некоторое время мы со Светой попросту не сводили с них глаз, настолько дамы были замечательны каждая в своем роде. Совсем не девочки, а какой шарм!! Этому следует поучиться.

Наконец, мы прошли в комнату, быстро и сообща накрыли общий стол, поскольку наши гостьи принесли с собой немного деликатесов и две бутылки грузинского вина, а у нас была икра и бутылка отличной водки «Белуга».

И вот уже через сорок минут небольшого застолья я заметил, что взгляд Юлии Анатольевны всё чаще обращался ко мне. Мы шутили, говорили ни о чем, вспоминали зарубежные поездки, однако Юлия все чаще стала посматривать на меня с откровенным вопросом: готов ли я?

Я не стал утомлять дам излишним ожиданием, и мы со Светой удалились в ванную, где я принял очередной душ, и Света сделала мне двойную глубокую клизму, поскольку все-таки визит наших гостий был уже понятным и цель его — ясна.

Когда мы вышли из ванной, нам предстала такая картина: Юлия Анатольевна полностью раздетая развалилась в широком кресле, раздвинув ножки, а Зинаида Михайловна прилегла на диван, спустив трусики до колен и задрав юбку. Она массировала свои груди и закрыла глаза. При этом ее темная волосатая вагина была бесстыдно выставлена напоказ.

Я был после ванной абсолютно голым, а Света в халатике. Я показал ей на Зинаиду Михайловну, а сам встал на колени перед креслом Юлии Анатольевны. Перед моим лицом открылась пизда женщины в возрасте, но держащей себя в отличной форме. половые губы лишь ненамного выступали вперед, они были аккуратны, нежны и ароматны. Сексуальная прическа украшала вагину Юлии Анатольевны, волосики прически лежали один к одному, не было излишний завитков, но и новомодных лысых бритых полян не было также. Это была истинно смачная, любвеобильная, красивая и женственная пизда! Недолго думая, я приник к ней губами и истово стал работать языком. Краем глаза я видел, что Света также отлизывает влагалище Зинаиды Михайловны, всё больше и больше входя во вкус.

Так продолжалось несколько минут, а затем Юлия Анатольевна протянула руку к своей сумочке и достала оттуда небольшой ротовой фаллос черного цвета, не более 15—17 см в длину с зажимом для рта в основании. Она всунула мне его в рот и, схватив меня за затылок, заставила вонзиться в ее влагалище. Это было для меня впервые, однако я сразу понял, что ласки отлиза для Юлии Анатольевны мало что значат, но ей требуется большая, чем простой отлиз, стимуляция.

Я стал, постепенно ускоряя темп, сношать Юлию этим фаллосом, зажав его во рту. Я вгонял его на всю глубину, утыкаясь носом в волосы лобка, иногда оставлял его, отлизывал ей всё вокруг половых губ, всю промежность, затем снова хватал фаллос ртом и продолжать вонзать его в горячую вагину. Ляжки её дергались, она явно получала истинное удовольствие, и я уже подумал, что скоро мы вместе кончим…

Но тут Юлия Анатольевна резко отодвинула мое мокрое от выделений ее влагалища лицо от себя и встала с кресла. Я стоял перед ней на коленях с фаллосом во рту и смотрел ей в глаза. Она мягко вынула фаллос из моих губ и подняла меня, она была одного роста со мной. И она взасос поцеловала меня. Она целовала меня долго, орудуя языком и немного подрагивая, её сосочки выпятились вперед, как у козочки, глаза немного помутнели…
— Света! — хрипло приказала она, — матрас в подъезд! Живо!

Света, лизавшая Зинаиду Михайловну уже в анус, дернулась, отстранилась и вдруг, как бы по предварительной договоренности всё поняв, вскочила, выбежала в другую комнату и через секунду уже вернулась с матрасом в обнимку, таким, какой кладут обычно в детскую кроватку.

Затем она пробежала в коридор, открыла дверь и уложила матрас перед дверью в подъезде на пол. Вернувшись в комнату, она подошла ко мне вплотную, взяла меня за член и потянула молча за собой в подъезд. Я повиновался и пошел за ней. Выйдя за дверь, она сказала:

— Алешка, становись раком, раздвинься и ничего не бойся! Так хотела Юлия Анатольевна! не сопротивляйся, дорогой!

У меня похолодело немного в груди. Этаж был разделен на две части. В одной была квартира Светы и другая двухкомнатная квартира за ней по коридору. В другой части этажа за лифтом находились еще 2 больших квартиры, там жили малознакомые нам люди, с которыми мы нечасто встречались, а в одной из тех квартир проживала какая-то молодежная компания, которая все время менялась по составу и запомнить ее было совершенно невозможно. В нашей части этажа жила в двухкомнатной квартире преподавательница английского языка Наталья Николаевна, строгая неприступная женщина примерно сорока лет, всегда изящно и со вкусом одетая, носившая золотые кольца, цепочки, очки без оправы и разговаривавшая при встречах всегда на «вы» даже со Светой, которую знала уже лет десять. Мы с ней иногда говорили на отвлеченные научные темы, чисто как преподаватели, впрочем, пару лет назад в одной компании пришлось встречать Новый год. Но это было как сто лет назад.

Я встал раком на матрас, привычно развел бедра и опустил голову, в груди бушевал холодный ветер.

И вот Юлия Анатольевна взялась за меня. Я посмотрел, повернув голову, чем она хочет меня отсношать… это было что-то! Это был огромный страпон без ремешков, толстый и длинный, с выявленными жилами, телесного цвета, с двумя отростками на другой части: для влагалища и для ануса женщины-актива.

Юлия вставила себе оба отростка туда, куда они были предназначены, Света, стоявшая рядом, тут же смазала мой анус смазкой. Юлия Анатольевна приставила головку к моему анусу и постепенно ввела страпон. Я почувствовал, что улетаю… но тут послышался звук открываемой двери лифта… Света ойкнула и убежала внутрь квартиры. Послышались многочисленные шаги и голоса. Юлия не переставала меня сношать, все более учащая темп, она молчала, но я понял, что и она напряглась… Однако в наш коридор никто не вошел, это была компания молодежи из другого коридора подъезда.

Юлия Анатольевна продолжила ускорять темп фрикций, она втыкала в меня огромный фаллос чаще и чаще! Она глубоко дышала, а у меня сердце провалилось в пятки. Несколько минут она сильно ебала меня, меняя время от времени темп.

И тут опять открылась дверь лифта!

На этот раз отчетливо шаги, стук каблуков направлялся в нашу сторону! Юлия, поняв это, еще ускорила темп. Она уже драла меня, как шлюху, издавая стоны.

Я увидел, что перед моими глазами появились туфельки, и я узнал их, это были туфли Натальи Николаевны.

— Ого! — произнесла она негромко, — вот это да. Вы не позволите мне как-то пройти домой?

Я почувствовал такое жжение в груди, которое, наверное, чувствуешь, если выезжаешь на огромной скорости на встречную полосу и закрываешь глаза… У меня закрывались глаза, сбилось дыхание, я не ощущал уже себя самим собой…

Ножки в туфлях перед моими глазами скрестились.

— Ладно, я подожду, — сказала Наталья Николаевна, — Ведь вы все равно перегородили проход к моей двери.

Юлия Анатольевна начала судорожно двигаться, утробно стонать, и я почувствовал, что она кончает, да как! Она неистово дергалась на мне не меньше минуты, а я сгорал со стыда, и всё во мне было пусто, поскольку я видел туфельки Натальи Николаевны перед своим лицом. Ощущение было такое, будто у меня внутри взорвалась бомба!

Наконец Юлия кончила! как-то шатаясь и не говоря ни слова она снялась со страпона, оставив его полностью в моем анусе, и скользнула в полуоткрытую дверь квартиры Светы. написано для sexytales.org Дверь захлопнулась.

Я был в состоянии полуобморока, я стоял раком на матрасике в подъезде, в анусе у меня торчал огромный страпон и передо мной, а точнее надо мной стояла малознакомая соседка со строгим лицом, преподаватель института, человек высоких моральных принципов, кандидат наук, с которой мы иногда разговаривали на высокие темы.

— Алексей Николаевич, — услышал я, — вы меня удивили. Вы себя хорошо чувствуете?

Я только что-то простонал в ответ.

Прошло несколько секунд, ножки в туфлях раздвинулись.

— Ну хорошо, Алексей Николаевич, давайте я вам помогу по-соседски, по — дружески, хотите?

Я мог только качать головой, уперевшись в пол.

— Так хотите?

— Да!… — прохрипел еле слышно я.

Наталья Николаевна зашла за меня, присела… некоторое время было тихо. Затем она сказала:

— Сейчас я рекомендую вам, Алексей, сжать как можно сильнее мышцы, и я вытащу из вас эту штуку. Но сожмите мышцы как можно сильнее! Не удивляйтесь, но я сделаю еще вот так.

Тут Наталья Николаевна взяла меня прохладной рукой с кольцами на пальцах за основание члена и яйца и с силой оттянула их вниз, немного двигая, а другой рукой взялась за торчавший во мне фаллос.

— Сейчас я потяну и вытащу его… ну! давайте же! Сожмитесь!

Она потянула, а я постарался действительно сжать мышцы ануса, насколько мог.

Страпон медленно стал выходить из меня, прохладная рука тянула возбужденный член и яйца вниз… когда фаллос полностью вышел, когда его огромная головка наконец-то покинула мой сфинктер, я бурно кончил, застонал и потерял сознание.

Не помню сколько это продолжалось, наверное очень мало, потому что, когда я очнулся, фаллос лежал перед моим лицом на матрасе. Повернув голову, я увидел Наталью Николаевну, стоявшую уже в дверях своей квартиры. Она смотрела на меня, и легкая улыбка была на ее губах В глазах искорки, необычные для нее. Она сказала мягким голосом:

— Алексей, вы меня сегодня удивили, я не ожидала от вас таких неожиданных сюрпризов. Но вам это идет. Только рекомендую не оставаться дальше тут на полу, ведь можно и простудиться. Или придут нежеланные соседи. Мало ли кто ходит по подъездам, не всем нужно демонстрировать то, что вы показали сегодня мне с вашей неизвестной подругой.

Она засмеялась.

— И — да, еще я сделала видео и несколько интересных снимков нашей сегодняшней встречи… так, себе на память, надеюсь вы не возражаете? Свете привет!

И дверь ее квартиры захлопнулась.

Я присел на колени, затем встал. Взяв матрас и фаллос, я постучал в дверь квартиры Светы. Она была не закрыта и открылась сама. Я вошел.

Меня встретили три улыбающихся лица.

— Иди ко мне, моя девочка! — сказала Зинаида Михайловна, — иди сюда, зайчик!

Она полулежала на диване.

— Мы тебя утешим, ты сегодня столько пережила, Алешенька! Иди ко мне!

Я подошел и привалился губами к ее открытой пизде. Это была уже своя, родная пизда! Огромная, волосатая, а главное — дома!

— Мы тебя утешим, но вот условие, девочка моя… Ты удовлетворишь меня прежде, чем я докурю сигарету, согласна?

Я кивнул и стал лизать ее влагалище.

— Нет! не так! и я говорю серьезно! Вот тебе ротовой страпон, возьми его в рот и засовывай мне в пизду. Двигайся! быстрее! Смотри, я закуриваю, время пошло!
Света — быстро под него! Юля — лизать!
Меня приподняли и снова поставили раком. Света подлегла под меня и взяла в рот мой член. А Юлия Анатольевна, прекрасная и возбужденная Юлия Анатольевна пристроилась к моему открытому разъебанному анусу и стала вылизывать его горящим пылающим языком.

Я сразу почти пришел в себя и почувствовал, что жизнь, блядь, прекрасна, что есть подруги, которые никогда не подведут… Я задвигал головой с такой силой, с таким напором, что не прошло и двух минут, как Зинаида Михайловна откинула руку с сигаретой в сторону и, захрипев, как зверь, стала кончать… и она кончала, кончала… а Юлия высасывала мой анус… Как я кончил Свете в ротик, я уже не помню…

И не помню, чем кончился этот день.

Часть 3: В гостях

Как я и думал, через несколько дней мне позвонили. Телефон я не знал, но по голосу понял сразу, что это Наталья Николаевна.

— Алексей Николаевич, здравствуйте! — сказала она таким тоном, будто мы вчера простились на конференции по археологии. — Я прошу меня простить за беспокойство, но у меня есть один к вам вопрос. Вы не возражаете?

— Здравствуйте, Наталья Николаевна! Конечно же, я не возражаю. Любой вопрос!

— Тут у меня одна моя студентка, хорошая девочка, умница, вот она готовится в аспирантуру…

— И что с ней?

— Да с ней все в порядке, вот с философией не в порядке.

— С философией? Уверяю вас, Наталья Николаевна, что с философией как с дисциплиной давным-давно всё в порядке со времен греков.

— Я понимаю, Алексей Николаевич, но Настя этого не понимает, это моя студентка, так вот просила бы вас ей объяснить, поскольку вы специалист по философии. Вам не трудно? А то времени уже у нее в обрез, а девочка она, я повторяю, хорошая, и я за нее как преподаватель переживаю. Так вы не против? Ведь был момент я вам как-то помогла… неужели вы не ответите взаимностью?

— Ну что вы, Наталья Николаевна, как я могу быть против помочь молодым талантам! А взаимностью я вам отвечу в любом случае.

— А когда вам удобно?

— А вам?

— Ну, давайте, завтра часов в семь вечера. У меня. Подходит?

— Отлично. Договорились, я, конечно же, приду. Ровно в семь.

— Ну и славно, Алексей Николаевич. Вы такой милый! Мы будем вас ждать!

На этом наш разговор закончился.

Вечером я рассказал всё Свете.

— Знаешь, — сказала она, — я, конечно, понимаю, что это всё неспроста, но ведь мы, в общем-то, этого и хотели, разве нет?

— Чего?

— Ну, расширения наших знакомств и связей. Половых связей. — Она мягко улыбнулась. — Наташка баба неплохая, только вот с мозгами у нее не всё в порядке. Муж от нее ушел лет пять назад, одинокая. Но за собой следит. Преподает. В общем-то, уважуха ей за жизнь. Сама за собой ухаживает. Да и характер правильный, хоть и немного строга.

Тут я вспомнил строгий взгляд Натальи Николаевны и в душе не мог не согласиться со Светой.

— В общем, сам решай! Я не возражаю. Тем более, как я поняла, видео у нее есть? Из подъезда?

— Говорит, что есть.

— Тут не про тебя речь, тут про Юлию Анатольевну… ей скандалы вовсе ни к чему, ты понимаешь?

— Чего уж тут понимать!

— Ну тогда и не спрашивай меня. Иди. Тут такое дело, что если надо будет, то и я приду, понял?

— Понял. Там посмотрим, надо оно или нет, может и сам справлюсь. Тем более, у тебя работы до бровей. Так что заранее не переживай, хорошо?

— Ну лады… В общем, иди. Потом расскажешь как и что, — И тут моя Света засмеялась так, как будто зажурчал лесной ручеек.

Назавтра ровно в 19—00 я стучал в дверь Натальи Николаевны. Дверь тут же открылась, будто она была прямо за ней.

— Здравствуйте! Можно? — сказал я, стараясь сдержать какие-либо эмоции.

— Здравствуйте, Алексей Николаевич! Конечно! Проходите. — Наталья была сама любезность. На ней был легкий домашний халат, который с натяжкой можно-таки было признать рабочим халатиком. Короткий, выше колена и очень легкий. К тому же, она была в чулках.

— Тут у меня с собой небольшой пакетик, куда можно поставить? — спросил я.

— А что там?

— Да так, всякие мелочи плюс шампанское.

— Ну, шампанское на стол, а мелочи… вот здесь можно оставить.

Я достал шампанское и прошел в комнату. Комната была довольно большой, мебели было не так чтобы много, диван, пуфики, кресло, стол с компьютером, на окнах тюль. Заходящее солнце играло на полировке небольшого стильного комода, стоявшего у стены.

И еще за столом сидела девушка.

Наталья Николаевна прошла вперед и сказала:

— Вот, Алексей Николаевич, познакомьтесь, пожалуйста, это Настя, моя студентка.

Настя выглядела мило, красиво, спокойно и даже немного торжественно для такого случая. Она привстала и протянула мне руку, сказав:

— Я Настя, здравствуйте!

— Добрый вечер! — учтиво и, стараясь казаться равнодушным, ответил я.

У Насти было немного грубоватое лицо, но красивое, темные глубокие глаза, полные губы, широкий изящный овал лица, заметная грудь и широкие бедра. Она была одета по-студенчески — короткая юбка, опять же чулки и легкая маечка, под которой не чувствовалось и намека на лифчик. Груди заметно выделялись из-под маечки, что, впрочем, ее явно не смущало.

Мы присели за стол. Открыли шампанское за знакомство, выпили и переглянулись. Наталья Николаевна скрывала легкую полуулыбку. Он, наконец, сказала:

— Алексей Николаевич, вот Настя скоро будет сдавать в аспирантуру.

— Дело хорошее! — поддержал я разговор.

— Да хорошее-то оно хорошее, однако ж вот с философией беда. Как я и говорила.

— Ну так а в чем, собственно беда-то?

Молчавшая до сих пор Настя сказала низким нежным голосом:

— Я не могу понять диалектики, Алексей Николаевич. Я не понимаю основных ее принципов.

— Это каких не понимаете? — удивленно спросил я, поскольку в диалектике давно нет никаких непонятных принципов и, на мой взгляд, она совершенно ясна.

— Да вот… — ответила Настя, — может, лучше посмотреть мои билеты на компьютере, чтобы было ясно и не повторяться потом?

— Ну пожалуйста, — ответил я, — Давайте посмотрим, чтоб не повторяться.

Мы поднялись и пошли к компьютерному столику. При этом я заметил, что у Насти, которая была мне чуть выше плеча, прекрасные черные шелковистые волосы, издающие нежнейший аромат. Наталья Николаевна подошла и встала немного позади нас. Настя присела на кресло и двинула компьютерной мышью, открывая изображение.

Открылось изображение.

— Вот мои билеты, — спокойно сказала Настя, — посмотрите, Алексей Николаевич.

Я посмотрел. На компьютере крупным планом было показано видео. Мужчина стоял раком на матрасе на полу в подъезде, сверху с полубезумным взглядом на нем скакала, страпоня его, платиновая блондинка с сосками, как у молодой козы… она стонала и дергалась на страпоне. Затем она стала кончать, закинула голову, закрыла глаза и затряслась, как в лихорадке… насаживаясь на страпон со своей стороны. Мужчина двигал бедрами навстречу страпону, насаживался на него, как шлюха, опустив голову вниз и скрыв лицо. Наконец, женщина кончила, задергавшись, как будто ее бил электрический ток… потом она руками схватилась за страпон, снялась с него, оставив его целиком в анусе мужчины и, поднявшись на ноги с полуприкрытыми глазами плечом стукнулась в дверь квартиры, открыла ее и, покачиваясь, растворилась внутри. Мужчина стоял раком, сзади у него торчал огромный по толщине фаллос с двумя отростками для влагалища и для ануса, бедра его дрожали.

Дальше шли фотографии: анус мужчины, стоявшего также раком крупно… в анусе фаллос — тот самый с отростками. Затем короткое видео этого ануса и яиц со стоящим членом, свисающим вниз, словно виноградная гроздь… Затем фото с рукой в кольцах, сжимающих яйца и член мужчины. Затем видео, на котором видно, что мужчина уже без фаллоса в анусе, он кончил, и его сперма пролилась на матрас… и финальное фото, на котором огромный фаллос лежит перед лицом мужчины, находящегося в полубессознательном состоянии лицом на матрасе.

Ну конечно! Иначе и не могло быть, я знал что она это всё засняла.

Некоторое время мы молчали.

Затем Настя сказала:

— Алексей Николаевич, я очень прошу вас объяснить мне в чем состоит единство и борьба противоположностей вот на этом примере.

У меня было сухо во рту. И я кое-как сказал:

— Вы знаете, Настенька, на этом примере я этого объяснить не смогу, уж вы меня простите.

— Я не могу простить вас, Алексей Николаевич, вы ни в чем не виноваты, но этот принцип борьбы противоположностей имеет и свою обратную сторону.

— Какую? — спросил я сдавленным голосом.

Она повернулась в кресле ко мне лицом.

— Встаньте, пожалуйста на колени, Алексей Николаевич, — сказала Настя, — встаньте передо мной на колени и положите подбородок на мои ноги. Прошу вас, не медлите, это вредно для всех нас. И еще расстегните джинсы.

Я сделал, как мне было сказано. Встал на колени, положил подбородок на ноги Насти на самом краю ее юбочки. Расстегнул и спустил вниз джинсы и трусы. Сзади стояла Наталья Николаевна и наблюдала за всем этим. Понимая это, я начал немного дрожать.

— А теперь закройте глаза и двигайтесь потихоньку вслед за моей юбкой, — тихо сказала Настя. — Но не торопитесь! Время у нас есть.

Я закрыл глаза и стал подбородком двигаться вверх в сторону вагины Насти, а она постепенно задирала юбку выше и выше — по сантиметру. Я чувствовал подбородком ткань ее чулок. Но вот они кончились. Началось голое тело.

— А теперь откройте глаза, Алексей Николаевич, — так же тихо сказала Настя.

Я открыл глаза.

То, что я увидел, я никак не ожидал увидеть. Всё, что угодно, но не это.

Прямо перед моим лицом я увидел напряженный член и большие яйца. Член был крупным, сочным, с жилами, бритый до яиц. В нем было не меньше 19 сантиметров в длину и около пяти сантиметров в толщину. Это был смачный, но весьма неожиданный член!

— А теперь соси! — тяжело сказала Настя, — Соси, шлюха!

Было видно, что она целиком задрала юбку, на ней был пояс для поддержания чулок и… член! Член был окружен волосиками, черной порослью, яйца были немного волосаты, но лишь слегка. В таком же состоянии я поддерживал и свои яйца для Светы. Она не любила полную выбритость яиц, ей нравились волосы.

— Сосите, Алексей! — послышался сзади голос Натальи Николаевны, — сосите, говорю Вам!

Я закрыл глаза и взял головку члена в рот. Медленно я насадился на весь ствол, двинул голову назад, а затем снова вперед, затем снова назад.

— Открой глаза и смотри! — приказала Настя.

Я открыл глаза, взялся за яйца рукой и, слегка поглаживая и пожимая их, стал сосать живой член трансвестита. Сначала я мало что чувствовал, скажу честно, но потом, постепенно я почувствовал вкус члена, его живую плоть и дрожь, его естественную смазку… я стал лизать яйца, затем снова взялся за ствол, сосал, таскался по нему, заглатывал…

Сзади Наталья Николаевна сорвала с меня джинсы и трусы и рывком раздвинула мне ляжки. Я выгнулся насколько мог в такой позе, чтобы ей было удобнее насиловать меня в зад. Я ни на секунду не выпускал член Насти изо рта, наоборот, меня охватило дикое возбуждение шлюхи-хуесоски и я сосал, сосал, сосал…

Наталья Николаевна воткнула мне руку в анус, сразу несколько пальцев, почти весь кулак и дрочила и ебала меня в зад что было силы! Так я узнал что такое фистинг. Она просто разрывала мне зад! Её рука проникала глубоко! Во рту у меня был напряженный член, который уже готов был взорваться, потому что Настя изо всей силы руками насаживала мою голову на него! Сзади меня терзала рука Натальи Николаевны, а другая ее рука вновь ухватила меня за основание моего члена и яиц и дергала их, как веревку колокола.

— Когда она кончит тебе в рот, не вздумай проглотить или выплюнуть! — услышал я хриплый голос Натальи Николаевны, — Не вздумай! Убью, соска! Это еще не всё!

От этих слов я так задрожал, меня прохватил такой оргазм, что я задергался головой и ртом на члене, как в припадке.

— А-а-а!!… застонала Настя, — А-а-а!!!

Она схватила меня за волосы и придавила член глубоко мне в глотку…

— А-а-а!! — я почувствовал, как что-то горячее хлынуло мне в рот из прекрасной крупной головки… я старался сохранить всю влагу, но она стекала мне по подбородку, я высасывал ее из головки и пытался удержать в себе, во рту… как приказала Наталья Николаевна. Наконец, дернувшись в конвульсии в последний раз, Настя разрядилась мне в рот полностью. У меня был поистине полный рот спермы! Я осторожно вынул член изо рта, стараясь не пролить ни капли. Наталья Николаевна рывком вытащила руку из моего ануса.

— Вставайте, Алексей! — сказала она мне уже не таким свирепым голосом, — Но не выливайте и не выпивайте того, что у вас во рту! Разденьтесь догола!

Я быстро разделся. Посмотрев на Настю, я увидел, что она откинулась в кресле и слегка поглаживает отсосанный мною член.

— Идите за мной! — Наталья Николаевна схватила меня за яйца и потащила за собой в ванную комнату.

— Теперь ложитесь в ванну на спину! — приказала она.

Я быстро заскочил в ванну и лег на спину.

— Откройте рот!

Я послушно открыл рот, полный практически до краев настиной спермы.

Наталья Николаевна, скинув халат, и обнажив обалденное сексуальное тело дорогой проститутки с висящими надо мной бронзовыми сосками и волосатой пиздой, наклонила мою голову именно к пизде…

— Теперь пей! — захрипела она.

И я увидел, как из ее пизды мне в рот хлынула струя мочи. Она лилась мне в рот, на лицо, в глаза, в нос, а я глотал, глотал, глотал все это великолепие вместе со спермой Насти. Она обоссала меня всего — от глаз до ног, а когда моча закончилась, присела влагалищем прямо над моими губами.

— Облизывай всё! — приказала она тоном, не терпящим возражений.

И я принялся облизывать, и облизывал не меньше пяти минут, пока не вылизал все дочиста.

— Ну вот, Алексей Николаевич, — сказала Наталья, — теперь мы близко знакомы, не так ли? Но еще не до конца дружны, а дружбу надо бы закрепить! Принимайте быстро душ и марш назад! Я уже жду!

И она вышла из ванной.

Я быстро принял душ, смыв с себя и мочу и остатки спермы, вытерся полотенцем и вышел назад в комнату.

на полу в комнате уже лежал матрасик, один в один такой же, как был тогда в подъезде.

— Вставайте раком, Алексей! — приказала Наталья Николаевна. — Вставайте раком и раздвигайтесь как можно шире! Расслабьтесь! разведите руками ягодицы, приготовьтесь, сейчас вы станете пидором. Вы станете пидором при свидетелях под видеозапись и на моих глазах! Я буду свидетелем!

Я покорно опустился на колени, уперся лицом в матрас и стал ждать.

И вот Настя с размаху воткнула в меня свой прекрасный член. Наталья Николаевна все снимала уже не просто на телефон, а на камеру, она ходила вокруг нас и снимала с разных ракурсов. Она снимала, как неистово болтаются мои яйца под напором ебли в зад.

Настя ебала меня мощно, сильными фрикциями, держа руками за ягодицы и еще сильнее разводя их. Впрочем, в этом не было особой нужды, поскольку те страпоны, которыми меня сношали наши дамы, были крупнее ее члена.

И все равно я испытывал наслаждение! Чувство было совсем другим! Меня ебет живой член! На глазах прекрасной женщины и под видеозапись! Через несколько минут я почувствовал, что сейчас кончу от наслаждения… И тут Настя, в свою очередь, начала бурно кончать в меня! Наталья снимала все крупным планом… освободив одну руку, она схватила меня снизу за яйца, зная уже, что от этого именно трюка я кончаю быстрее всего. И я кончил! Я кончил ей в руку! Я кончил, насаживаясь на член Насти, который постепенно обмякал в моем анусе.

Настя вытащила член, а Наталья отпустила мои яйца, я обмяк и упал лицом вниз.

— Теперь это полностью наша сука! — это были последние слова, которые я услышал, прежде чем провалиться в сон.