Знакомство для феминизации

На одной из досок объявлений он оставил следующее сообщение: “Люблю переодеваться в женскую одежду. Хотел бы познакомиться с девушкой, которая могла бы стать мне подружкой. Хочу при этом ощущать себя женщиной ”.
Он уже не надеялся на ответ когда получил  сообщение с приложенной фотографией. В сообщении ему предлагалось выслать фотографию и подробно описать себя: рост , вес, объем груди, талии, бедер, размер стопы, длина ног.
Выполнив просьбу он получил приглашение.
Она жила одна в большом доме. Поговорив с ним в гостиной, она спросила его не хотел бы он переодеться прямо сейчас, на что он выразил согласие.
Она отвела его в комнату для гостей, на первом этаже. На кровати лежало белое, атласное платье, несколько пар чулок , две пары трусиков: синие и красные, две пары панталон: белые и черные и корсет для талии.
Предложив ему этот выбор, она сказала, что будет ждать в соседней комнате.
Удивительно, но вся одежда оказалась ему как раз. Переодевшись, он вышел в коридор и вступил в соседнюю комнату.

Она, как будто его не замечала. Он с волнением наблюдал, как она сидела перед ее зеркалом за туалетным столиком. На ней было блестящее шелковое платье, с длинной, широкой юбкой. Их глаза встретились в зеркале, когда она подняла один чулок. Черный, с ажурным верхом и швом. Собрав чулок, она приложила его к пальцам поднятой ноги. Он напряженно наблюдал, как чулок скользил по ее гладкой лодыжке, немного распрямился на изящной голени. Ее юбка зашелестела, когда чулок преодолел колено и начал разворачиваться на аппетитном бедре. Черный капрон натянулся и она высоко поднимает юбку, пристегивая чулок к подвязке, сначала впереди, а затем сбоку. Проделав такую же процедуру со вторым чулком, она подмигивает ему и спрашивает: “А ты носишь чулки или колготки?”
Она вворачивает ступни ног в черные туфли и подходит к нему. Приподняв подол го платья, она говорит: “Надеюсь это мои чулки?”
Он кусает губу, зная, что его лицо покраснело. Она сделала шаг назад и задумчиво потеребила локон.
У нее каштановые волосы и ей скоро сорок. Несмотря на возраст она в очень хорошей форме. Ее лицо имело очень наивное выражение, и ее можно было бы принять за молоденькую девушку, если бы не большие накладные ресницы и ярко красная помада на ее полных губах. Но это выражение обманчивое. За этим наивным личиком, явно, скрывался столь извращенный мозг, какие очень редко рождаются.
“А тебе идет это платьице”.
Она села. Сидела и задумчиво смотрела на него.
“Что ты одел: трусики или панталоны?”
Он почувствовал, что опять краснеет.
“Панталоны”.
Она дразнила его.
“А какие: белые с кружевами, или черные с красными лентами и бантами”.
“Черные. Черные с красными лентами”.
Она улыбнулась, поднялась и обошла вокруг его. Она стояла близко, он отчетливо чувствовал запах ее духов, а ее волосы щекотали кожу на его шее .
Она прижалась к нему, сжав ладонями его грудь. Его сердце учащенно забилось. Она сжала его сильнее, казалось еще чуть-чуть и он не сможет вдохнуть. Но тут ее руки спустились к его талии. Она развязывала ленты его платья .
Белое, атласное платье, неопрятной кучей упало на пол. Ее руки ласкали его ягодицы , обтянутые черными панталонами.
“Ммм, ты великолепен!”
Она вздохнула и вернулась к ее столику. Снова, она задумчиво оглядывала его, стоящего в белом корсете, черных чулках и черных панталонах с бантиками .
“Повернись! Я хочу осмотреть тебя со всех сторон”.
Он повиновался , повернувшись к ней спиной. Она облизнула губы, жадно пожирая его феминизированный облик глазами.
“Наклонись! Положи руки на лодыжки”.
Он снова покраснел, но, сам не зная почему, повиновался, склонившись и взяв себя за лодыжки.
“Прекрасно! ”: она говорила с придыханием – “ У тебя красивые ноги. Ты бреешь их? ”
“Да”.
“Я куплю тебе много чулок. И много красивого белья: шелкового и хлопкового. Черного, белого, розового, красного. Ты будешь щеголять на высоких каблуках и носить красивые платья. Только короткие. Или длинные , но с высоким вырезом, чтобы демонстрировать свои красивые ноги. Я научу тебя делать макияж и куплю тебе несколько париков. Ты станешь восхитительной девушкой”.
Она выдержала паузу.
“Но все это в том случае, если ты разделишь со мной постель”.
Ее глаза бегали вверх и вниз по его телу. Он, почти, чувствовал высокую температуру ее пристального взгляда.
“У меня есть подарок для тебя. В той коробке. Открой”.
Он видел красиво упакованную коробку и заволновался.
Разорвав упаковку он увидел ночную рубашку.
Очень красивую, роскошно отделанную, ночную рубашку из нежно-розового шелка. Его руки дрожали, когда он доставал ее из коробки.
“Тебе нравится?”
Он встретил ее глаза. Он был в восторге от такого подарка и понимал, что она видела его восхищение. Это его смутило и он опять покраснел.
“Да”: тихо прошептал он.
“Ты сможешь надеть ее прямо сегодня, если…”.
Ее голос выдавал, что она волновалась. Он глотнул. Его глаза скользнули от нее, назад к ночной рубашке. Логика говорила ему, что это рискованно, идти в ее кровать, но его тело просто жаждало одеть эту рубашку. Его колебание было фатальным.
От следующих ее слов он чуть не задохнулся.
“Это не все, что я купила для тебя. Посмотри”.
Она держала лифчик. Черный, кружевной бюстгальтер! Он почувствовал, что его колени ослабели.
“А это, чтобы его заполнить”. Она продемонстрировала два грудных протеза из мягкой резины телесного цвета.
“Но это позже! После того как ты наденешь ночную рубашку в моей спальне. Я иду. Решай, идешь ли ты за мной”.
Она пошла по лестнице. Ее платье обольстительно шелестело. Мгновение поколебавшись, он засеменил следом за ней, держа в руках ночную рубашку.
В спальне она быстро и опытно расстегнула его корсет. Затем она одела ему на голову ночную рубашку, помогла просунуть руки и расправила ее вниз. Подняв подол она быстро развязала ленты панталон и сбросила их к его ногам. Затем расстегнула пояс и скатила вниз чулки. Он был заторможен и когда она повела его к заправленной шелковыми простынями кровати, он не сопротивлялся и послушно лег на кровать, накрывшись простыней.
Он старался не смотреть, как она раздевалась и вздрогнул, когда она легла рядом с ним.
Стянув с него простыню, она погладила его бедро, задирая его рубашку.
Выше… еще выше. Глядя в его глаза, она взяла его руку и потянула к своей груди. Контакт его пальцев с ее кожей, заставил его отдернуть руку. Тогда она потянула его руку к своим бедрам.
“Ты хотел чувствовать себя как женщина. Потрогай – это то что чувствует женщина почти каждую ночь. Потрогай”.
Его рука прикоснулась к чему-то. Внезапно он понял — фалоимитатор! Слишком поздно до него дошло, что же она хотела!
“Нет!”: простонал он и попытался отдернуть руку.
Но она была очень сильна. И он был вынужден держать в руке резиновый член.
“Хорошая девочка”: прошептала она.
Ее голос был наполнен похотью.
“Оставайся такой же!”
Он задрожал от страха , пассивно сопротивляясь, когда она взобралась на него, придавливая его к кровати. Ее полные губы были в дюйме от его глаз.
“Раздвинь свои девичьи ножки”: прошипела она.
Жесткое колено проникло между его бедер. Вслед за ним последовало второе и его бедра оказались вывернуты в стороны. Он открыл рот, чтобы закричать, но его охватили ее губы. Подвижный, влажный язык глубоко проник в его рот. Она приподняла его ноги и он почувствовал первый толчок ее бедер. Его тело напряглось в протесте. Короткий приступ боли распространился от его низа. Но ее толчки продолжались: раздвигая его низ и все более заполняя его.
Внезапно она замерла, плотно прижавшись бедрами к его низу.
“Все!”: ласково прошептала она – “Теперь ты – женщина! Моя женщина. Сейчас расслабься и ты получишь удовольствие. А потом оденешь лифчик и красивое вечернее платье”.
Он чувствовал, что ее пальцы ласкали его. Ласкали, как женщину!
И его тело предало его: он вздохнул от удовольствия.
Она, вновь, заработала бедрами: вверх и вниз, вверх и вниз, извивающимися, длинными толчками.
Он застонал. Он чувствовал себя проколотым!
Ее рот нашел его губы и заставил замолчать.
Ее груди колебались соприкасаясь с его грудью. Она работала бедрами все быстрее и быстрее. Ее рот жадно целовал его и… постепенно… понемногу, он начал реагировать на ее страсть.
Он выгнулся под ней дугой. Корчась и извиваясь, он заполнялся непристойной, причудливой жаждой. И он смирился с этим. Поддавшись своей возрастающей страсти, он поднял руки и ласково погладил ее плечи. Затем свел их на ее спине. Он потянулся и вернул ей, полный страсти, поцелуй. Одновременно его пальцы впились в ее спину.
Она зарычала. Она добилась своего и теперь он хотел ее. Это сделало ее дикой.
Поднявшись на локтях, она целовала и ласкала его феминизированное тело с опаляющей страстью. В безумном ритме, она с огромной силой хлопала бедрами в извилистый раскол его ног.
Его тело изогнулось, голова, с закрытыми глазами, откинулась назад. Он глубоко и неровно дышит и тихонько постанывает, словно девушка. В течение довольно долгого времени можно слышать его вздохи девичьего восхищения и сочные шлепки голой плоти по голой плоти.
Ее дикая страсть начала выходить из — под контроля. Его стоны превратились в девичий визг от боли и удовольствия. Его пальцы гладили ее спину. Он любил это! Он любил ее и отдавался своей любимой! Он был женщиной!
“Да!”: взволнованно прошептал он – “Да! Быстрее… сильнее. Да!”
Она благодарно смотрит на него.
“Ты моя женщина!” :хрипло говорит она ему.
“Да! ” :шепчет он – “Я твоя! Твоя женщина”.
Она наклоняется и ласкает губами его шею. Он стонет, его тело дрожит от наслаждения. Он смотрит на нее со страстью и опасением. Он покорен и она наслаждается его телом, с каждым толчком бедер погружаясь в его плоть.
Они оба знают, что он уже не уедет отсюда, ибо он теперь не просто знакомый, и даже не подружка, он – ее любовница!